Родилась Элла Фицджеральд 25 апреля, в 1917 году. Местом ее рождения стал городок Нью-порт Ньюс штата Вирджиния. Воспитывала ее мать, поскольку отец покинул их, но при этом знакомые и одноклассники отзывались о ней хорошо, вспоминая, что она всегда ходила в церковь, любила общаться и частенько пела во дворе, подражая голосам популярных в то время певцов. Но после смерти мамы Элле Фицджеральд пришлось переехать в Гарлем, где жила ее тетя, и там образ ее жизни существенно изменился, однако осенью 1934 года она решила принять участие в конкурсе, проводимом в видном театре «Аполло» Гарлема. Немаловажно, что использовалась хорошая аппаратура и конкурс транслировали по радио. Проводил этот конкурс любителей известный комментатор Ральф Купер, а в награду победителю была определена неделя ангажемента в «Аполло».


Изначально Элла Фицджеральд готовила танцевальный номер для выступления - ведь в то время танцам она уделяла значительное внимание и подрабатывала, танцуя в клубах, и только увидев, кто ее соперники, – она решила петь. Увы, несмотря на удачное выступление, ей отказали в ангажементе, ее внешний вид не впечатлил владельцев «Аполло». Руководитель оркестра Бенни Картер, под аккомпанемент которого она выступала, водил ее на прослушивание к Флетчеру Хендерсону, но из этого ничего не вышло. Только после второй победы в этом конкурсе она получила свою награду. Неделю она выступала в театре под аккомпанемент оркестра Тини Брэд-шоу. Затем Элла Фицджеральд семь лет выступала в оркестре Чика Уэбба и, увы, поначалу, опять же из-за ее непрезентабельного внешнего вида, он не пожелал ее даже прослушивать, но попала она в этот оркестр благодаря певцу Чарлзу Линтону, которого попросили подыскать певицу с талантом свинговать и который хотел, чтобы ее прослушали несмотря ни на что. И вот, уже в июне 1935 была записана пластинка «Love and Kisses» и «I'll Chase the Blues Away», а уже в июле она вновь пела с оркестром Чика Уэбба в театре «Аполло». Да, она всегда покоряла слушателей своим голосом. Несмотря на все трудности, которые ей пришлось пережить, чтобы показать себя достойной сцены, она оставалась человеком простым и чистым, ей чужда была вся мирская суетность и та слава, которой она достигла благодаря своим стараниям, своему неподражаемому чистому и прекрасному голосу. Слава ее овевала, но сама певица при этом не возносилась, как ее незабываемый голос. Многие удивлялись ее скромности при том трудолюбии и старательности, которые проявляла Элла Фицджеральд в своей работе. Она же, видимо, вовсе не обращала внимания на похвалы, считая, что просто выполняет свою работу – нести окружающим радость своими выступлениями. Кроме работы в «Савое» Элла записывает пластинки, которые расходились существенными тиражами, она выступала также на радио, а когда уже известная певица Билли Холидэй уехала на гастроли, то Т. Уилсон предложил работу Элле Фицджеральд. Ему тоже понравились сделанные ею записи, но Бенни Холидэй не понравилось то, что у нее появилась такая конкурентка.


В 1936 году, когда вышла пластинка, где была записана композиция «Mr. Paganini» у Эллы Фицджеральд уже была не только слава солистки оркестра Чика Уэбба, но и самостоятельной певицы. Она выступала в радио-шоу, куда ее пригласил Бенни Гудмэн и работала с Тэдди Хиллом. Однако она вернулась к Чику Уэббу – ведь она помнила, что именно он дал ей возможность стать певицей, и в благодарность Элла оставалась с ним до его смерти. Записанная ею в то время веселая песенка «А Tisket, a Tasket» была попыткой развеселить Уэбба, но в результате принесла Элле огромную известность в Америке. Когда Чик Уэбб умер, то певица попыталась было в течении нескольких лет руководить оркестром, но все же ушла на сцену, петь.


Она усердно работала, старалась найти свою стезю в джазовом творчестве. Эти напряженные поиски продолжались до начала войны, ведь в самом деле это так непросто – петь джаз, являющийся, по сути своей, импровизацией. Ведь песня состоит из слов, и поэтому так сложно петь, пытаясь одновременно импровизировать, что очень трудно делать с готовым текстом. Её альбом 1941 – 1947 «The War Years» (Decca/GRD 2 -628), зафиксировал этот непростой процесс становления, перехода в джаз. Джаз невозможно исполнять без импровизации, являющейся его сутью, видимо, это тоже серьезная причина тому, почему так мало исполнителей джаза и сейчас, а в те времена их буквально можно было посчитать по пальцам руки. Одним из гениальных исполнителей стал Луи Армстронг, который сумел сломать существовавший в те времена ритмический ряд и подбирал такие ритмические или мелодичные фразы, которые соответствовали его представлениям о мелодии и способе ее выражения. Это было действительно крайне непростым делом, далеко не каждый мог поступить так, а от вокалистов требовалось, можно сказать, парения над мелодией, над текстом, чего было очень непросто добиться ввиду иных сложностей. Недостаточно, проще говоря, одного таланта пения, нужен еще и талант пения – импровизации. Принципа импровизации всегда старалась придерживаться и Бенни Холлидей, это и ставило ее на порядок выше иных исполнителей, а ее ориентирами были Луи Армстронг и Лестер Янг.





У Эллы Фицджеральд был свой путь в джаз. Она ориентировалась на свинговый ансамбль сестер Бозуэлл и их лидера Конни Бозуэлла, ей нравился Бинг Кросби, и только со временем, все в тех же творческих поисках, которыми была занята не она одна, но и молодежь того времени, Элла стала петь джаз. Постепенно она осваивала непростые тайны исполнения джаза, начиная с блюза и баллад, постигала джазовую идиоматику с огромной радостью и ей мало становилось только исполнять чьи-то песни. Она поняла, что желает импровизировать так же легко, являясь равноправной в исполнении с партнерами. Элле Фицджеральд, конечно, удались ее смелые идеи, она сумела стереть границы между голосом и инструментами, чего так упорно добивались и иные исполнители. Её звездный час пришел на время конца войны, когда в моде был би-боп. Именно в то время она сделала скэт не просто вспомогательным приемом, а стилеобразующим принципом ее исполнения джаза. «Flying Home» стала в 1945 первым подтверждением начала новой эры джаза. Норману Гранцу, который был талантливейшим менеджером в то время, удалось добиться признания джаза высоким искусством и организовать Jazz at the Philharmonic. Лучшие джазовые музыканты и исполнители выступали в регулярном турне по филармоническим залам. Элла Фицджеральд и ему обязана своей славой, потому что тоже смогла ездить по миру с выступлениями благодаря тому, что он взялся управлять ею, всегда помогал и направлял, а она очень нуждалась в этом. Элла могла погружаться в творчество в то время, как он освобождал ее от всех бытовых проблем, которых немало возникает в жизни у любого человека, а ведь ей приходилось очень много перемещаться с концертами не только по стране, но и по всему миру. Она всегда была готова петь, обдумывала и напевала мелодии, сосредотачивалась на том, что было важно ей. Многих поражала это её умение погружаться в работу, а для певицы важным было только творчество и пела она столько, сколько была способна делать это физически. Сцена была ею жизнью и она до последнего не расставалась с ней. И при этом сохранялся её голос – всегда молодой и задорный, полный огня, поражавший всех слушателей в любое время. Она была уже очень богата, но вовсе не из-за денег она оставалась на сцене – пение поддерживало ее всегда, она не мыслила себя без этой работы! С какими только знаменитостями не выступала Элла Фицджеральд – здесь и Дюк Эллингтон, Фрэнк Синатра, Бэнни картер и Луи Армстронг, сколько концертов она дала и как много записала дисков. Такая поразительнейшая личность, сумевшая совместить в себе огромный талант и поразительную скромность. Несомненно, все, что создано ее трудом, ее голосом, всегда будет привлекать внимание слушателей и покорять новых и новых поклонников. Она сумела далеко шагнуть, покорив все континенты, она сумела преподнести свой джаз, имеющий ее характер и силу. Покорительница сердец слушателей всегда останется в них, благодаря той искренности и чистоте, которые всегда были ей свойственны. Недаром, даже став миллионершей и почетным доктором музыки во многих университетах, а также завоевав множество всевозможных знаков внимания и отличия, она находила отклик прежде всего в сердцах простых людей, которым всегда оставалась близка и понятна, для которых она и пела.